Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A
Старейшая жительница деревни А.В. Молчанова. От фотографии на память Анна Васильевна не отказывается, хотя и очень стесняется.  / Фото: Ирина Клинникова, «Шуйские известия».

Мнения жителей деревни Федотово по поводу судьбы деревни разделились

До деревни Федотово по ковровской дороге несколько минут на машине. Поворот направо, и комфортная езда заканчивается. Впереди 297 метров гравийного покрытия. Хотя это для нас, городских, если нет асфальта, значит, и дороги нет. Для деревенских гравий – уже спасение.
Еще недавно до домов в слякоть добраться можно было только в резиновых сапогах, внедорожники вязли. Сейчас ситуация изменилась. Редакционная «Волга» катит по гравию к деревенской околице. Дорога пролегает средь полей. По левую сторону деревушку окаймляет речка Сальня, справа - лес. Прошу водителя притормозить, фотографирую, любуюсь осенним пейзажем.
За силосной башней гравийка заканчивается. Медленно, чтобы не поднять клубы пыли (несколько недель стоит не по-осеннему теплая и сухая погода), наш автомобиль едет вперед. А вот и нужный нам дом Сергея Лашманова – главного инициатора поездки в Федотово. Сергей Германович поджидает нас у ворот.

Пенсионер всей душой болеет за деревню. Накануне позвонил в редакцию и попросил приехать, чтобы показать современное Федотово. Деревне исполнилось 470 (!) лет.
- Напротив силосной башни живут дачники. Там-то и заканчивается дорога, а дальше в слякоть - непролазная грязь, - первое, что говорит Сергей Германович. Видать, наболело. – Это сейчас сухо, а дожди пойдут, дорога вдоль деревни в грязную жижу превратится.
Я смотрю под ноги и недоумеваю, почему мужчина разбушевался. Вроде и дорога укатана, крепкая. Вот сквозь пыль проглядывают камни.
- Да не до конца дорогу-то сделали, а участками. Где подсыпан гравий, красота, а тут что? Посмотрите! Кто здесь проедет? – расходится селянин, показывая дорогу, ведущую к низине.

Овраг разделяет деревню на две половины. Бетонные плиты и пара труб для стока воды установлены инициативными жителями на собственные средства. Каждый по мере сил и возможностей вносит свою лепту в поддержание в нормальном состоянии дороги - главной деревенской транспортной артерии.
Выпустив пар, Сергей Германович рассказал, что все его детство прошло в Федотове. Здесь он окончил начальную школу. Кстати, добротное здание школы из красного кирпича до сих пор цело, но давно стало частной собственностью.
- Вот здесь было пожарное депо, - рассказывает Сергей Германович, показывая на покосившийся бревенчатый дом. – Видите выпиленное квадратное оконце? К нему подвозили кинопроектор «Украина» и показывали кинофильмы. Жизнь кипела. Рядом была деревня Мирково, а на той стороне дороги - Обабково, Комово, Омово. Сгинули деревни...
На месте бывшего сельмага сейчас пустырь. Раз в неделю приезжает автолавка, но...
- Как-то масло закончилось, так в автолавке его не оказалось. Сказали, что работают по заказу. А как быть в экстренных случаях? - горестно сокрушается Сергей Лашманов.

Нам навстречу вышел Александр Молчанов. Завидев незнакомцев, шагающих в сопровождении Сергея Германовича, заинтересовался целью нашего визита.
- Идем ко дну! А вы что не видите, семь из двадцати пяти домов осталось в деревне. Мать моя живет, ей 92 года будет. Чуть помоложе Надежда Давыдова. Еще немного - и Федотово, как Мирково, вымрет, - вздыхая, констатирует Александр и присаживается на скамейку.
- Как проезжать там будешь? – не успокаивается Сергей Лашманов. Знать, дорожная тема его очень задела.
- С разгона! – слышится в ответ.
Смех смехом, но мы видели засохшие колеи. Значит, опасения неравнодушного жителя не напрасны. Наблюдая за мужчинами, пытаюсь направить разговор в другое русло. Расспрашиваю о детстве.
- Есть фотографии. Мы с Серегой в карьере купаемся, - вспоминает Александр Молчанов.
Не таким беззаботным было детство деревенских мальчишек. С 12 лет Саша с Серегой подрабатывали летом на кирпичном заводе. В месяц получали по 12 рублей. На обед маленьким работникам бабушка Саши наливала молока да давала ватрушку.
- Сейчас коров никто не держит. Вымирает деревня. Вон Лешка-дачник держал, да как жена Люба умерла, уехал. Дом за копейки продать не мог, - делится Александр.

К калитке своего дома вышла старейшая жительница деревни Анна Васильевна Молчанова. Я не упускаю момента побеседовать со старожилом. Жизнь этой женщины, честно и с достоинством прожившей девять десятков лет, легкой не назовешь. Родом Анна Васильевна из Татарской АССР. По вербовке работала в Москве на стройке. В столице познакомилась с будущим мужем, переехали молодые в Федотово.
- Раньше 30 домов было. В каждом дворе по корове, теленку, овцы. Ой, вот какая деревня-то была! - вспоминает моя собеседница. Ее тонкий голос дрожит. Замечаю, как трудно стоять бабушке. Неожиданно моя новая знакомая разговорилась. Оказалось, что в свои 92 года Анна Молчанова сама вяжет носки и дарит друзьям и знакомым.
Большая дворняга, издали заслышав голос хозяйки, прибежала к крыльцу и замерла в ожидании ее возвращения. Но Анна Васильевна, опираясь на палочку, медленно побрела к скамейке, на которой только что сидел ее сын. Решила погулять.
Мирно беседуя, подошли к дому старосты Вячеслава Николаевича Лиходеда. И здесь, как выяснилось, дорожная тема одна из главнейших.
- Есть и довольные подсыпкой дороги, а есть возмущенные. Так последние участия никакого не принимают, а недостатки видят. Сорок лет здесь живу, три самосвала щебня привез. А люди траву выбрасывают на дорогу, чтобы кисла, - сокрушается староста.

Еще одна проблема – освещение. Фонарь у дома Лиходеда есть, но запитан от его же дома.
- Разве так должно быть? Во время войны здесь радиоточки были. Ждем, чтобы уличное освещение в деревню провели, - говорит староста.
- Не только электричество, но и газ в деревню проводить нужно, - подключается к разговору супруга Вячеслава Николаевича. Нина Пухова – член президиума Ивановского городского союза женщин. В Федотове живет уже 40 лет. Активная, деятельная, она рада гостям.
- Три года мы пробивали ремонт этой дороги. До силосной башни сделал Шуйский район, а дальше - Колобовское поселение. Отремонтировали самые проблемные участки, остальное обещали на следующий год доделать, - поделилась Нина Алексеевна.
Активная пенсионерка мечтает газифицировать деревню, отапливать дровами накладно и неудобно. Куб дров стоит 5-6 тысяч, на зиму требуется 25 кубов. Вот и посчитайте, во что обходится деревенское тепло!
- Газ нужен! Большинству жителей за восемьдесят, но и молодые в деревне поселились, с двумя малышами-погодками. Дом купили, строятся, пчел развели. Все как положено. Деревня возрождается! – с оптимизмом смотрит в будущее Нина Пухова.