Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

«19 марта. Мариуполь. Принципиально не хотела вести дневник. Думала, что эти события быстро закончатся, и чтобы не было этих тяжелых воспоминаний. Но время идет, и становится хуже и страшнее. Поэтому приняла решение — буду писать, может быть, психологически станет легче. Есть такой прием — излить все на бумаге...». Это строки из дневника Ирины Зарубиной, беженки с Украины. 

Каждая строчка выстрадана, пронизана болью. Читала дневниковые записи и становилось не по себе. Еще страшнее было слышать откровения женщины. Военные действия застали Ирину Зарубину в Мариуполе, в ее родном городе. На Украине она осталась одна, супруг Олег ухаживал за больной мамой в Шуе. Ира до последнего не хотела уезжать в Россию. Только когда поняла, что это единственный способ выжить, собрала чемоданы.

Минуло больше месяца, как Ирина приехала в Шую, и она только-только начала улыбаться и радоваться жизни. А в памяти женщины снова и снова всплывают страшные картины. «В квартире плюс 4 градуса. Спала в верхней одежде и шапке. Лекарства в домашней аптечке закончились, нет ни электричества, ни газа, ни связи. Самое ценное — стакан горячего чая, приготовленного на костре», - рассказывает Ирина Зарубина, и голос ее дрожит.

В Мариуполе она работала заместителем председателя городской организации Красного Креста и всегда помогала людям. А теперь сама  нуждалась в помощи. Угасала буквально на глазах. Признается, что похудела на семь килограммов, а ее соседка — на десять, хотя не голодали. Домашних запасов было достаточно, но из-за стресса женщины потеряли аппетит. «Постоянно стреляли. Это серьезно давило на психику. Наш дом обстреливали больше недели, с 11 по 19 марта. Здание шаталось. Верхние этажи девятиэтажки стали непригодны для проживания, вместо квартир — дыры. Дверь соседской квартиры повело, на нашей площадке лифтовое обрамление вылетело. Было очень страшно», - делится беженка.

 

Квартира Ирины Зарубиной находилась на седьмом этаже. Они с соседкой не выходили из дома, считали, что так безопаснее. Подальше от окна отодвинули диван. Чтобы не попали осколки снарядов, накрыли его одеялами и пледами. В ванной оборудовали укрытие. И молились. Пятьдесят пять жителей, из них 33 ребенка, прятались в подвале.

В минуты затишья Ирина с другими жителями выходили на улицу и ужасались: как много сгоревших домов и разбитых машин. Погибших хоронили тут же, недалеко от домов. На этом фоне бытовые неудобства отходили на второй план. «Сорок два дня я не мыла голову. На это вообще не обращаешь внимания. Не купались, не стирали. Одежду проветривали на лоджии и снова надевали. Мы превратились в первобытных людей», - делится Ирина. 

 

Мариупальцам в гуманитарном центре «Единой России» выдавали продукты питания. Беженка помнит, как в первый день ей не хватило продуктового набора и пришлось идти за помощью на следующий день. Как на руке фломастером был написан номерок. Как обессиленная из-за болезни потеряла сознание, и российские медики оказали помощь, а солдаты ДНР довели до дома. Помнит, как просила военных ДНР и сотрудников МЧС обратиться в областной комитет Красного Креста с просьбой: нужны сухой спирт, спички и свечи. И на следующий день военные передали ей пакет с необходимым. «Это нам очень помогло!» - восклицает Ирина Зарубина и вспоминает, как считала минуты до встречи с любимым мужем, с которым телефонная связь была потеряна 9 марта. 

 

А Олег предпринимал все возможное и невозможное, чтобы разыскать жену. Обращался к волонтерам. Один из них и разыскал Ирину, заснял видео, в котором она передала привет супругу. Так в Шую прилетела первая весточка. 

К поиску Ирины подключился и военный корреспондент телекомпании «Russia Today» Роман Косарев. Он же вместе с коллегами помог ей добраться до России. «После «фильтрации» в Никольском Роман довез меня до Донецка, а оттуда отправилась в Россию», - утирая слезы, говорит Ирина. 

Она мечтает вернуться в родной Мариуполь, красивый приморский город, подвергшийся жестоким обстрелам нацбатов и иностранных наемников, для которых мирные жители стали живым щитом, а их дома огневыми позициями. Женщина надеется, что город восстановят и эвакуированные жители вернутся в свои дома. Неожиданно раздался телефонный звонок из Украины. Дмитрий, мужчина, которому Ирина с соседкой отдали ключи от своих квартир, сообщил, что все в порядке. «Димочка, ты бери, кушай, чтобы ничего не пропало. Раздай лук, морковь, если у кого нет. Как там дела? Все живы-здоровы?» - беспокоится Ирина. 

 

...После возвращения в Россию Ирина Зарубина прошла реабилитацию, лечилась в Москве. А сейчас Ирина и ее муж нуждаются только в жилье и работе. Это пока единственное, чего им не хватает. Помочь беженке взялся общественный помощник Уполномоченного по правам человека в Ивановской области Владимир Береснев. Откликнулось и Шуйское отделение Красного Креста под руководством Ирины Урановой. Надеемся, что и шуяне не останутся в стороне и докажут, что мир не без добрых людей.