Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Бобров можно сравнить с людьми – они не подстраиваются под природу, а меняют ее под себя

Не раз побывав в этом году в походах по Шуйскому району, столкнулась с тем, что некоторые небольшие речушки, например, Люлех, Матня, Куровка еще весной вполне полноводные, знойным летом превратились в почти пересохшие ручейки. От русла бывшей когда-то реки Стожарка сейчас осталась лишь глубокая засохшая колея. А где-то прибрежные ландшафты до неузнаваемости изменили бобры своими плотинами. В чем причина обмеления и исчезновения рек? Так ли однозначно в этом виноваты бобры, мы решили узнать, побеседовав с кандидатом географических наук, доцентом кафедры истории, географии и экологии Шуйского филиала ИвГУ Дмитрием Марковым.

– Дмитрий Сергеевич, чем Вы объясните процесс обмеления рек?

– Этот процесс характерен не только для нашего региона, но и для всей Центральной России. На Волге в последние два года регистрируется понижение уровня воды, на плотинах волжских ГЭС отмечались опасно низкие уровни. Причина кроется в изменении климатических условий, так как в последние годы активно идет процесс глобального потепления климата, меняется направление движения воздушных масс, сокращается количество циклонов, которые в летнее время приносят осадки на территорию России, природные зоны смещаются на север.

В прошлом году у нас был зафиксирован климатический максимум – рекордный период без осадков за все время наблюдения, начиная с XIX века. Только в 2010 году отмечались сравнимые метеоусловия, но тогда это было погодной аномалией. А теперь, судя по всему, это уже не аномалия, а норма, в которой нам придется жить. Естественно, понижается уровень воды в озерах, высыхает верхний слой торфа на болотах. Ну а реки – это наиболее динамичные природные объекты, вода в них движется, поэтому они мелеют в первую очередь. И мы это быстрее всего замечаем.

Процесс снижения водности рек идет неравномерно из-за того, что скорость водных потоков, питание подземными водами, количество притоков, ширина русла, глубина и скорость обновления воды у каждой реки разные. На Тезе, русло которой зарегулировано плотинами и шлюзами, держащими стабильный уровень воды, мы этого практически не замечаем.

Ну а малые реки, особенно те, которые текут не на лесных землях, а на открытых пространствах, страдают в первую очередь. В них скорость обмеления очень интенсивная.

– Рыболовы и местные жители сетуют на слишком активную деятельность бобров на малых реках. Неужели они могут наносить непоправимый вред?

– Польза и вред от деятельности бобров – вопрос давний и спорный. Сегодня в науке на него нет однозначного ответа. С одной стороны, построенные плотины, поваленные деревья и проложенные бобровые тропы заметно меняют и ухудшают качество прибрежных ландшафтов, сокращают площадь, занятую деревьями, способствуют развитию эрозионных процессов. С другой стороны, эти плотины весной в половодье регулируют речной сток: задерживают воду, не дают ей быстро стечь вниз по уклону рельефа, а потом на протяжении всего года они задерживают речную воду и регулируют ее естественный баланс на территории.

Особая проблема заключается в том, что бобры способствуют затоплению больших прибрежных территорий. Тогда вся пойма из-за плотины заливается водой, а ручеек или небольшая река, которые летом в межень имели ширину в полтора-два метра, и которые легко можно было перешагнуть или перейти по поваленному стволу, превращаются в широкую (иногда до нескольких десятков метров) заболоченную местность, практически не проходимую для людей.

Вот здесь и возникает опасность. Например, если человек много лет ходил за грибами или ягодами на одно место. Но в очередной раз он увидел взамен знакомой тропы болото. Приходится искать обход. И из-за этого люди часто теряются в лесу.

Другой несомненный минус работы бобров состоит в том, что на волжских притоках, где они устраивают плотины, гибнут ценные виды рыб, обитающих только в проточной воде, например, хариус, включенный в региональную Красную книгу.

– Дмитрий Сергеевич, какую пользу приносят бобры?

– Бесспорно, бобры подстраивают территорию, на которой они живут, под себя, меняют ландшафты, этим и проявляют свою уникальность. В нашей области, например, есть федеральный Клязьминский боброво-выхухолевый заказник, в котором бобр охраняется законом. Разумеется, это оправданно! Пользы от грызуна, я считаю, намного больше, чем вреда.

На месте поваленных бобрами деревьев очень быстро вырастают другие новые, в том числе такие традиционно характерные для нашей природы, как дуб, осина, ольха. Бобры вырубают только отдельные деревья, оставляя своеобразные экологические ниши для роста ценных пород.

Это не сплошная рубка без разбора, это не пожар, не ветровал, уничтожающие все деревья сразу, и на месте которых обычно появляются пионерные виды, относящиеся к малоценным породам, – береза, рябина или даже клен американский, или травы такие, как крапива, борщевик, иван-чай.

Бобры живут на одном месте два-три года. Потом они уходят вниз по течению. В запруде, оставшейся после них, заводится рыба. Это тоже плюс. А когда плотина со временем разрушается, на этом месте, богатом илом, образуется плодородный участок. Здесь может вырасти ценный лес.

– Значит, не бобры привели к обмелению рек! Какие еще факторы на это влияют?

– Да, в этом виноваты не столько грызуны, сколько, в частности, сокращение площади лесов – по разным причинам: климат, вырубки… Большие площади ценных лесов, которым больше ста лет, страдают от короедов. Леса быстро погибают из-за этих насекомых. Все мы наблюдаем, что на месте бывших сельхозугодий сейчас тоже вырос лес (и при этом формально площади лесов увеличиваются), но, как правило, молодые леса являются малоценными. Главная гидрологическая функция леса заключается в том, что он корневыми системами деревьев и трав вытягивает воду из водоносных горизонтов. Водоудерживающая функция у молодых лесов и самосевов очень низкая, в отличие от старовозрастных. Сокращение площади лесов приводит к тому, что уровень подземных вод падает, это повсеместно приводит к обмелению водоемов.

– Что же делать, чтобы решить проблему обмеления и пересыхания водоемов?

– Решение всех экологических водных проблем заключается в комплексном подходе. Наши предки до середины XX века грамотно строили плотины и каналы, возводили мельницы и запруды, выкашивали поймы рек, высаживали ценные породы деревьев вдоль берегов рек, регулировали выпас скота и движение транспорта, чтобы предотвратить эрозию, смыв почвы и другие неблагоприятные процессы. Ухаживали за прибрежными территориями и лесами, поэтому и бобры никакой угрозы не представляли, даже проблемы такой никогда не было.

Условно говоря, в большей степени, не бобры виноваты в обмелении рек, а люди, оставившие на самотёк некогда освоенные места. Для повышения уровня воды в малых реках нужно заботиться о лесах и регулировать водность нашей главной артерии – Тезы, восстанавливать прежний уровень воды. Если он будет восстановлен, то и уровень подземных вод на всей центральной части территории Ивановской области поднимется, а это косвенно будет способствовать тому, что летом наши малые реки перестанут высыхать. Только рачительный уход за природой поможет избежать многих серьезных проблем.