Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Детство моё прошло в деревне. В те времена был у нас большой колхоз «Маяк» с огромными фермами, конюшнями, пашнями и полями. Выращивали, в основном, лён, так как в райцентре был свой льнозавод.
В нашей деревне находились немалая ферма и конюшня. Мы, деревенские ребятишки, очень любили кататься на тяжеловозах то на телеге, а то и верхом. Купали и чистили лошадей так, что шерсть играла, переливаясь в лучах заходящего солнца. Да и стадо коров было знатное, особенно племенной бык Мишка. До чего хорош он был: кудрявый чуб на лбу, огромные рога, ноздри, казалось, так и пышут огнём, с кольцом в носу, большими лиловыми глазами. Здоровенный бугай с неукротимым характером. Подчинялся Мишка одному пастуху дяде Сане. Остальные сельчане встречи с ним избегали, даже доярки уходили с его пути, когда шёл он в своё стойло.
Помню, однажды моя тётя Люся, работавшая дояркой, скажем так, немалых размеров женщина, не успев спрятаться от Мишки, когда тот шёл с пастбища, махом взлетела на опору электролинии, проходившей неподалёку от фермы. Снимали её обратно всей бригадой. Ох, и прикалывался народ тогда над «верхолазкой», только тёте Люсе не до смеха было...
Пастух дядя Саня был ветераном войны, добрым, хорошим человеком, но с одним недостатком – после получки три дня не выходил на работу. А коровы не могут ждать, их на пастбище надо выгонять и пригонять обратно. Рук в колхозе свободных нет, поэтому председатель, собрав нас, детей, кто постарше, попросил эти три дня попасти стадо:
- На конфеты себе заработаете, но быка не выпускать!
И дворнику строго наказал проследить, чтоб бык оставался в стойле, пока дядя Саня «не поправится». Мы с радостью согласились, конфеты тогда ели нечасто. Но мир устроен так, что не один дядя Саня «болел». Минеич, так звали дворника, тоже порой «хворал».
В один прекрасный день погнали мы стадо на пастбище, коровы слушались нас, ведь им надоело стоять на дворе. Только пригнали, вдруг видим, несётся на нас Мишка, ноздри раздувает, глаза кровью налились, копытами бьёт, громко мычит, словно сказать хочет:
- Вы кто такие? Зачем с моими коровами гуляете?!
Увидев быка, мы побросали кнуты и бросились врассыпную. Махом нашли укромные места – кто на дереве, кто на крыше старого сарая, а кто-то забрался в кабину брошенного изломанного трактора.
Коровы, почуяв свободу, рванули на льняное поле. Бык поспешил за ними. В это время председатель ехал из райцентра, увидев коров на поле, он стал их выгонять оттуда. Мишка, как истинный джентльмен, этого стерпеть не мог и бросился на председателя. Тот оказался не из пугливых, да и силушкой Бог не обидел: схватил, как испанский тореодор, быка за кольцо в носу и повалил на бок. Тут уж на помощь подбежали колхозники.
Помню, долго ещё оправдывался Минеич, пытаясь объяснить, как бык оказался на воле. А дядя Саня сам купил нам конфет – карамель в шоколаде, «Московская» называется, я и сейчас помню её вкус, и больше за весь сезон «не болел».

Альбина Крупина.