Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Прошлым летом приехали с друзьями на велосипедах в прекрасный городочек на Волге Плёс. Кто — из Иванова и Фурманова, кто — из Приволжска и Костромы, кто — из Шуи и Палеха. Накупались, обустроили палаточный городок, а на следующее утро каждый проложил свой маршрут сам.

Ребята из Фурманова решили осмотреть Плёс, полюбоваться видом с Соборной горы и левитановскими местами, надышаться крапивным запахом оврагов и спелой малины. Палешане поехали в Порошино, погулять на даче Фёдора Шаляпина. Ивановцы устремились в Спасское, что в двух километрах от Плёса, на речке Шохонке. Село это старинное. В центре его высится каменная церковь, построенная ещё в 1682 году. На кладбище сохранились надгробные плиты с надписями 17 века. Две чугунные плиты указывают, что под ними находятся могилы помещиков Смоляниновых. Один из них - генерал-майор, герой русско-турецкой войны 1877-1878 г.г.
Мне же захотелось прокатиться вдоль берега Волги по направлению к Волгореченску. Дорога споро и весело наматывалась на колесо моего велосипеда Митрофана. Деревеньки сменяли одна другую: то сплошь развалины и заросшие крапивой сгоревшие остовы изб, то шикарные особняки с качелями и теннисными кортами. Перекусила на берегу пруда, поехала дальше: летний день долог – за спиной Плёс, лагерь, ужин обеспечен (дежурные были выбраны заранее). Обратила внимание на номерные знаки машин: «44». Осенило, что «перешла границу»: Костромская область. Стали встречаться асфальтированные дороги, автобусные павильончики, магазины и клубы. Интересное фотографировала, любовалась пейзажами и домиками.
Дорожный указатель гласил - «Волгореченск». Вдруг смолкли птицы. За спиной погромыхивало: надвигалась антрацитового цвета туча. Прятаться на просёлочной дороге вдали от деревень негде. Встала под огромной ёлкой, накрылась полиэтиленовой плёнкой и любовалась молниями, мощными струями с неба, потоками мутной воды, бежавшими вдоль дороги. Вмиг все оказалось в воде. Переждала, пока сильный ветер подхватил тучу и поволок её на Кострому, вывезла велосипед на дорогу.
Ехать было невозможно: колёса вязли в мокром песке. Идти пешком оказалось быстрее. Бодро пошагала до дороги, посыпанной белым известняком. Дошла! Прыгнула в седло, нажала на педали! Проехала пять метров и с ужасом увидела, что переднее колесо спущено. А у меня ни насоса, ни запасной камеры… Кругом лес и лишь грунтовка вела на Волгореченск, до которого, по моим подсчётам, километров тридцать. Была не была! Попила сладкого остывшего чая и пошла, ведя своего железного друга Митрофана «в поводу».
Слышу шум легковушки: голосую. Машина проносится мимо, обдав тёплой мутной водой. После третьей неудачной попытки решила не голосовать больше. Неожиданно останавливается встречный скутерист: тоже похожий на мокрого цыплёнка, как и я. Накачивает колесо: бесполезно – воздух со свистом выходит назад… Вырвало ниппель. Спрашиваю, где в Волгореченске мото-вело-магазин. Бодро раз-два, раз-два — шагаю по лужам, хлюп-хлюп — отзываются кроссовки. Птицы свистят, цвикают, щёлкают, щебечут. Солнце светит во всё небо! Красота!
К 16 часам вошла в Волгореченск. Красивые современные дома, аптеки, банки. Нашла магазин, который мне нужен больше всего. Покупаю камеру и спрашиваю продавца: можно ли заменить старую. Паренёк соглашается и просит меня заехать в магазин со двора. Спрашивает: откуда я, куда еду. Отвечаю, что из Шуи, приехала с друзьями-велосипедистами погостить в Плёс, решила прогуляться вдоль Волги и «нашла» колесо. Он смотрит недоверчиво и удивлённо. В свою очередь спрашиваю его: почему мужчины-водители на легковушках не остановились в лесу, видя, что женщина с велосипедом голосует, просит помощи?
- Боятся, - был его ответ.
- Меня?
- Вдруг он остановится, чтобы вам помочь, а из леса выбегут молодцы с кольями…
Ответ сразил меня наповал… Заплатила за ремонт, поблагодарила паренька, выехала в обратный путь. Позвонила друзьям, что еду ужинать, что жива-здорова. Мысль о том, что надо бояться друг друга, не давала мне покоя до самого Плёса.
Поздно вечером у костра на берегу Волги делились впечатлениями минувшего дня, вновь прокручивая радостные события и рассказывая, где кто пережидал грозу. Дежурные по лагерю отводили потоки воды, несущиеся с косогоров, от палаток, укрыли спальные принадлежности, продукты, дрова и одежду. Больше всего повезло тем, кто поехал в Порошино: пили чай на даче и слушали записи песен великого Шаляпина. Мне пришлось рассказать, что случилось с велосипедом в лесу, и как я голосовала, и никто не остановился. Почти все вспомнили аналогичные случаи из своих велосипедных походов и пришли к выводу: «Ожесточились мы, братцы, сердцами. Не стало ни жалости к друг другу, ни сострадания. Отчуждение, неприятие и элементарное неуважение стало, увы, нормой».
Ночные посиделки у костра завершились приятными воспоминаниями, мечтами о маршрутах по другим городам и весям, песнями о дорогах, друзьях и любимых.

Маргарита СОЛОДКОВА.