Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A
Так выглядит нежилая часть дома, но и жилая сейчас не многим лучше

Школьница учила уроки, когда в доме обрушился потолок

Анна Котова, показывая деревянные развалины, просит себя не фотографировать. Она до сих пор не отошла от шока.
24 октября Аня была на работе, а ее 17-летняя дочь Катя дома учила уроки. Девочка была одна в комнате, когда услышала страшный треск на кухне. Это потом станет ясно, что рухнула соседняя (нежилая) часть дома и повлекла за собой обрушение и в половине Котовых. В момент же происшествия о его причинах Катя думать не могла – нужно было действовать и не бояться. Не бояться не получалось. Чердачные перекрытия рухнули в восемь вечера, когда на улице было совсем уже темно. Масштаб трагедии мама и дочь оценили на следующий день и ужаснулись: жить им теперь негде!
То, что испытала школьница, оставшись один на один с бедой, трудно описать словами. Помнит, как набрала мамин номер и сообщила о случившемся. Анна вмиг сорвалась с работы. Путь из Иванова неблизкий, Аня работает кондуктором на одном из областных маршрутов. Пока ехала домой, успела позвонить друзьям. Мысли в голове путались, перед глазами возникали страшные картины. Когда вбежала во двор дома, ахнула! Ветхое деревянное строение сложилось, как карточный домик. Дочка чудом осталась жива.
Переночевать страдалиц пустила семья Малаховых, близкие друзья Ани. Девочку успокоили, отпоили чаем. На утро школьница отправилась в гимназию, а мама – по инстанциям в надежде, что помогут. Ведь в очереди на новое жилье она стоит с 2007 года.
Главный специалист отдела ЖКХ, транспорта, связи и благо­устройства горадминистрации Елена Волкова выслушала женщину и порекомендовала собрать пакет документов, после чего будет заседание жилищной комиссии. Однако все не так просто.
Анна не является собственником жилья, хозяин – ее бывший муж Сергей. После развода женщина поднимала вопрос о переоформлении права собственности, но экс-супруг, по ее признанию, не горит желанием что-либо делать, у него другая семья.
35 лет назад Анна вместе со своими родителями приехала из Туркмении. Здесь вышла замуж. Купили Котовы на 1-й Нагорной улице часть дома, расположенного по второй линии (во дворе).
- Дом на двоих хозяев, - рассказывает Анна. - Те владельцы держали свою половину как дачу. Следили за состоянием дома, вовремя ремонтировали. Ничто не предвещало беды. Когда они умерли, внучка продала жилье агентству. То селило сюда пьяниц, тех, кто опускался и продавал свои дома за долги. Одни помрут – других подселят. За состоянием этой половины уже никто не следил. Дом с каждым годом ветшал. Моя половина тоже, хотя я ее и ремонтировала, как могла. Стала собирать документы, чтобы получить новое жилье.
Анна провела независимую экспертизу. Специалисты вынесли заключение: дом под снос. Отправилась женщина с этими документами в администрацию, где ей сказали, что она стоит в общей очереди как нуждающаяся, а не в очереди на переселение из аварийного жилья.
- Одним словом, отфутболили они меня тогда, много лет назад, несмотря на то, что предоставила фотографии, подтверждающие, что проживание в доме опасно для жизни, - печально говорит Анна Котова.
Тогда женщина решила разыскать собственников той половины дома, чтобы решить вопрос хотя бы с крупным ремонтом. Обратилась в администрацию, но собственников не нашли. Зато, по словам Анны, пришла бумага, что прописаны во второй половине 4-5 человек. А вскоре и цыганская семья объявилась.

- Пожили-пожили и исчезли. А половина дома от дождей гниет, разрушается. Стала искать цыган. Да где там - ищи ветра в поле. Понимала, что рано или поздно все обрушится, но представить себе не могла, что все произойдет так внезапно, - говорит Анна и открывает калитку, приглашая пройти внутрь дома.
Дворняжка Муха, едва заслышав скрип калитки, глухо залаяла. Натерпевшись за последние дни страха, она и не думала вылезать из своей конуры, а провожала нас печальным взглядом.
Темная от дождей и времени дверь дома, который и домом-то назвать язык не поворачивается, покосилась. Чтобы пройти внутрь, нужно низко наклониться, а то головой обязательно обо что-нибудь ударишься. Под ногами сгнившие доски скрипят и прогибаются. Того и гляди треснут. Мы проходим в крохотную кухню. Свет едва пробивается в небольшое оконце. В печке полыхает огонь. Поднимаю вверх голову и вижу, как сквозь щели крыши проглядывает кусочек неба. Слева над печкой зияет дыра. Видны изувеченные чердачные перекрытия.
Электричества в доме нет. Последствия обрушения, без преувеличения, катастрофические. Страшно остаться накануне зимы без крыши над головой. Анна и Катя надеются на помощь добрых людей и городской администрации.
- Мне не деньги нужны от города, а жилье, хотя бы комната, где мы с дочерью могли бы ночевать, - почти плача, говорит Анна.
Одними из первых на помощь пострадавшим пришел ТОС «Северный», уличком Лариса Фокина. Руководство ТОСа разместило объявление с просьбой об оказании посильной помощи. Добрые люди откликнулись, собрали средства. К решению проблемы подключилась и депутат городской Думы Татьяна Белякова. Хочется верить, что Анна и Катя не останутся без крыши над головой.

Комментирует пресс-служба администрации г.о. Шуя:
- Шуянке необходимо предоставить пакет документов, информацию о котором она получила в отделе ЖКХ, транспорта, связи и благо­устройства. После этого состоится заседание жилищной комиссии, на котором будет принято решение о предоставлении жилого помещения.