Телефоны редакции: 4-30-13; 3-81-28 (код города 49351)

A A A

Пятница. Конец рабочего дня. Тороплюсь домой, как бы дождь ни разошёлся... В проходном дворе между многоквартирными домами на ул. Вихрева и Генерала Белова вижу стайку мальчишек лет десяти-двенадцати. Один из них идёт кустами, особняком. Он явно только что из школы, с рюкзаком за плечами. Рюкзачок почему-то весь мокрый, в грязи, как будто его валяли по земле. А владелец его выглядит испуганным, лицо заплаканное...

Поравнявшись со мной, ребёнок буквально бросается ко мне:
- Тётенька, проводите меня до автобусной остановки!
- А что случилось, дружок? Почему твой рюкзак в таком состоянии?
Глаза мальчика наполняются слезами.
- Они... меня, - с трудом выговаривает он. - Они мой рюкзак...
Оказывается, на его рюкзак... справили малую нужду. Допытываюсь, кто это сделал. Мальчик показывают на пацана в бейсболке козырьком назад, явного заводилу в этой компании. Ватага в это время изображает натужное веселье, всячески стараясь показать, что какая-то тётенька им не страшна ну нисколечко!
Честно говоря, так жалко обиженного ребёнка, что руки чешутся. С каким бы удовольствием отвесила владельцу бейсболки здоровенную оплеуху! Но нельзя! Наши законы непроходимым частоколом ограждают права личности, даже если «личность» пока только и способна изгаляться над более слабым сверстником, имея такую «группу поддержки». Ничего, попытаемся зайти с другой стороны.
- Сынок, - говорю мальчику с рюкзаком как можно громче, чтобы слышали его обидчики. - Как придёшь домой, расскажи обо всём папе и маме. Ты ведь знаешь, где учится этот мальчик? Вот пусть родители и сходят в школу, пожалуются на него директору. А ещё напишут заявление в полицию, чтобы этого малолетнего хулигана поставили на учёт. Тогда его родителям придётся держать ответ за воспитание сына на административной комиссии и платить штраф. Думаю, после этого отец выдерет сынка ремнём так, что смеяться и кривляться ему уже больше не захочется...
Пацаны за кустами притихли. Некоторые даже попытались переметнуться на нашу сторону, прокричав, в какой школе учится парень в бейсболке и как его зовут. Допускаю и такой вариант, что меня намеренно попытались ввести в заблуждение, поэтому оставляю эту информацию при себе. Думаю, родители обиженного ребёнка сами сумеют защитить своего сына.
...Я проводила мальчика до остановки, а всю оставшуюся дорогу до дома думала о том, откуда в наших детях эта жестокость, это стремление унизить слабого. И в годы моей юности парни порой дрались, было даже несколько враждующих компаний из разных школ. Но до милиции дело никогда не доходило! Так, пара синяков да разбитых носов. Подростки просто давали выход своей энергии, помахали кулаками и разошлись.
А сейчас интернет полнится ужасающими историями, видео­­роликами. Вот девчонки остервенело пинают свою одноклас­сницу (невиданное раньше дело, чтобы девочки дрались!), юные садисты мучают перед камерой несчастных котят и щенят и получают от этого удовольствие. А от котёнка до сверстника - один шаг...
Не открою секрета, если скажу, что сейчас во многих классах есть свои изгои. Над ними издеваются, если не явно, то исподтишка, чтобы учителя не видели, с ними не общаются. И дети растут психически ущербными, с таким комплексом неполноценности, который, и повзрослев, им будет трудно преодолеть.
На мой взгляд, причины этого - бесконечные боевики, бесконечное насилие, когда жизнь человеческая не стоит и гроша, которыми нас пичкают с телеэкранов. Не будем сбрасывать со счетов и предельную загруженность многих родителей, которые иногда вынуждены подрабатывать в двух-трёх местах, чтобы прокормить семью. Им некогда интересоваться, чем занимается и с кем проводит время их чадо! У классных руководителей полно своей рутинной работы, а психологи в наше время есть далеко не в каждой школе. Поэтому мы имеем то, что имеем. Что (не кто!) вырастет из малолетнего хулигана, для которого слёзы униженного ребёнка - всего лишь повод для клоунского кривлянья, «развлекухи»? Мне, например, страшно от всего этого. А вам, уважаемые читатели?
Елена СУШИНА.